Центр практической психологии и соционики  
 
Центр соционики О ЦентреУслугиКарьераВопрос/ОтветКонтакты    
    NewTraining.ru > Статьи > Статьи коллег > Пурик Ю.П. Куда приведет нас теория и практика психологических подтипов?

Пурик Ю.П. Куда приведет нас теория и практика психологических подтипов?

С точки зрения разработанной теории инструментального определения типа информа-ционного метаболизма психики и соматики конкретного человека, апробации ее в ходе многолетней практики, гораздо более прозрачно смотрится теория и практика определе-ния психологических подтипов, разрабатываемая и внедряемая В.В.Гуленко.

Ключевые слова: соционика, психология, электрокожное сопротивление (ЭКС), выз-ванные потенциалы, электроэнцефалограмма (ЭЭГ), пространственно-временная синхро-низация (ПВС) биопотенциалов коры головного мозга, метод Р.Фолля, рефлексодиагнос-тика, рефлексотерапия, комбинаторно-дихотомический путь, психологический подтип, модель А.

     Согласимся с автором, что в психике реального человека – носителя типа практически всегда можно заметить примесь каких-то других типов. Частично это заметно в случаях прямого типного проявления психических функций в составе базовых блоков нашей мо-дели А, частично в ходе интертипных отношений, когда в диалогах каждый проявляет свой собственный подход к обработке различного вида поступающей информации с раз-личной степенью доминантности и семантическими особенностями. В этих случаях тру-дно, но можно разглядеть реакцию и на все 16-ть социотипов. Это также относится и к обработке  информации однотипными психиками, перед которыми поставлена одна и та же задача. Но выходят ли эти примеры за грань типных проявлений? Ответ на этот вопрос очень наглядно демонстрирует модель А психики человека.
Многие соционики, принимающие участие в семинарах при Киевском городском доме учителя, киевских ежегодных международных конференциях уже давно знакомы с разра-ботанной мной и пропагандируемой теорией и методикой инструментального определе-ния ТИМ конкретного человека. В ее основе лежат показатели измерений  электрокож-ного сопротивления (ЭКС), применяемые в современной рефлексодиагностике и рефлек-сотерапии. Осуществляются они при помощи метода Р.Фолля в центрах папиллярных завитков на 8-ми пальцах рук человека. Результаты измерений я отношу к коррелятам вызванных потенциалов в определенной мною системе специфических полей коры го-ловного мозга человека по Бродману. Имеют они отношение и к показателям в ходе изме-рений электроэнцефалограммы (ЭЭГ) коры головного мозга и пространственно-времен-ной синхронизации ее биопотенциалов. Результаты этих измерений у конкретного чело-века по моей методике[3] выстраиваются в ряд, подтверждая, в целом, закономерность работы психических функций и их семантику в модели А, их мерность по А.В.Букалову, перемену знаков и направленность перехода информации между дополняемыми (компле-ментарными) функциями и их блоками, их различную доминантную проявленность. А главное, убедительно подтверждают, что один и тот же ТИМ  здоровых людей имеет еди-ный алгоритм измерений и конечный результат, несмотря на некоторую разницу в  абсо-лютных показателях ЭКС (вызванных потенциалов). Из этого факта, в первую очередь, следует, что в ходе измерений в состоянии покоя «усиление» любой из психических функций в модели А влечет за собой адекватные изменения всех остальных, при сохране-нии состояния гомеостазиса всей психологической системы. По другому можно сказать, что проявленность функции всегда равна ее расположенности – иерархическому месту в структуре психики.
Если учесть, что В.В.Гуленко утверждает буквально обратное, то одного этого факта было бы достаточно, чтобы с моей стороны поставить под сомнение теорию и практику психологических подтипов. Но пойдем дальше.

     О ценности единичной психической функции при оценке ТИМ.

     Вряд ли кто-нибудь из социоников решится, опираясь на видимую акцентуацию какой-либо из психических функций, сразу определить ТИМ исследуемой психики. Да и любая формула, определяющая тип мышления, состоит не менее чем из двух членов. Кроме того, нужно удостовериться какая вторая функция является дополняющей, какие у обоих знаки. Да и важно, какое место в структуре мышления занимает эта пара. Без всего этого не мо-жет быть уверенности в том, что мы правильно определили ТИМ конкретного человека.
Автор подтипов считает, например, что функция L определяет состояние дисциплини-рованности. В общем, согласен, но здесь он упускает одну закономерность. При совмест-ной работе с функцией F обе эти дополняющие функции будут нести одну семантическую наполненность, и иметь одни знаки, а при работе с функцией I совсем иную семантичес-кую наполненность и знаки. Аналогично, функция R, которая в целом несет ответствен-ность за состояние совестливости. При совместной работе с функцией F имеет одну се-мантическую наполненность и знак. Пара дополняющих функций R-I, соответственно, меняет эти характеристики. Анализ этих двух вариантов проявления семантики позволяет говорить, что в одном случае речь идет о варианте «групповой, авторитарной дисципли-ны» и во втором - «дисциплины индивидуальной», имеющей этическую, демократичес-кую направленность. Совестливость же мы тоже можем рассматривать в двух вариантах: совестливость интеллигентов, замешанной на духовности и сострадании к страждущим и совестливость приспособленцев, имеющую привкус корысти и расчета. Конечно, не все в жизни так однозначно. Но речь идет, прежде всего, о психологических предпочтениях, доминантах.
После этих определений многие замолкают в смущении. Говорят: «Ну, ты даешь! Нель-зя же лезть в политику». Но, согласитесь, что от нее никуда не деться, сама политика, час-то иррациональная, ежедневно стучится к нам в двери. Характерным признаком иррацио-нальности мышления типа, кроме вышеприведенных, часто становится и довольно жест-кая реакция на несогласие оппонента с какой-то его мыслью, воспринимаемая как  личный вызов или оскорбление. «Более того, эгоистическая напористость и неумная жажда гла-венства оказались как бы органично, естественно нужны тем, кто оказывался наверху или еще только туда стремился. В пирамидально, разумеется, устроенных обществах, но иных покуда не было в истории человечества, сейчас вот вроде только собирается укрепиться и устояться иное»[5].
Напрашивается здесь и еще одно дополнение. Задача поля коры головного мозга, соот-
носимая к задаче психической функции, обрабатывать свою часть информационного
потока, участвующего в метаболических процессах центральной нервной системы челове-ка. И только при совместной работе пары взаимодополняемых психических функций, осу-ществляющих анализ и синтез полученной информации, проявляется определенный пси-хический эффект. И мы ни в коем случае не имеем права ограничивать узкими семанти-ческими рамками функциональную возможность поля (функции). Так, например, функция L это не только определенное психологическое качество как дисциплинированность, но  прежде всего это возможность структурировать информационный поток (в том числе и воспринимаемый глазами) и относящийся к первой сигнальной системе [3] - визуально-оценочной, где каждая из 4-х функций выполняет свою задачу. Когда в паре с L проявляет себя F, которая характеризует способность мозга оперировать знаками (цифрами, буква-ми,..), усилием прикосновения, физического давления, трения, то для данного блока характерным становится стремление контролировать и оперировать этими параметрами под авторитарным девизом, отмеченным К.Г.Юнгом, - «не что иное, как». Другие блоки психических функций модели А вносят свою семантическую лепту, не выходя за рамки юнговского девиза. Вот откуда исходят корни авторитарной дисциплины.
В случае, когда в паре с L работает экстравертная мыслительная функция I, отвечаю-щая за понятийностные признаки, характерные для  внешних характеристик предметов, процессов, то для данного типа доминантным признаком становится философское стрем-ление к структурному анализу и синтезу этих признаков окружающего мира. Вот откуда у блока ЭГО В.В.Гуленко (И.Кант) эта страсть. Другие блоки психических функций только подчеркивают другой характерный в этом случае обобщающий демократический девиз - «могут быть и варианты». К блоку ИД этот тип всегда обращается, когда нужно вынуть из памяти нужную технологию и с ее применением продемонстрировать вновь изобретенную теорию или обобщение. Блок С.ЭГО только усиливает демократическое стремление спра-ведливости на основе структурного порядка. За свое видение этических ценностей он бу-дет рефлексивно вступать в бой. А вот чего не терпит в первую очередь его С.ИД так это неконкретные разговоры, не относящиеся к законам логики и порядка.             
Можно, конечно, оценить положение любой из психических функций как «усиление» и традиционными методами: интервью, внимательного наблюдения за проявленными пси-хологическими эффектами, по письменным ответам на заранее установленные вопросы и т.д. Но если сделать это без учета психологической реакции по всем четырем ключевым блокам модели А, если не ранжировать их по степени доминантности, то можно очень легко впасть в ошибку. Автор подтипов и его школа в своей практике применяет два спе-циальных теста, не раскрывая нам полностью их специфики. Но их характерной особен-ностью является не позиция функции в модели, блоке, а ее выраженность по отношению к другим функциям, независимо от их локализации. Думаю, что при более детальном рас-смотрении такие авторские психологические изомеры будут расставлены по своим мес-там в модели А.
В моем примере личного общения с пятью инженерами, представителями ИЛЭ на строительном участке, можно сделать следующие важные выводы. Собранные  в одном месте по принципу личной симпатии и доверия к мнению ведущих специалистов, они представляют собой редко встречаемый случай профессионального взаимопонимания и дополнения в духе демократической общности. И это несмотря на разницу в должностном положении, профессиональных знаниях и опыте, возрасте, национальности.    
Профессионально оперируя знаниями и умениями, относящимися к прочностным, технологичным, эстетическим свойствам и возможностям строительных материалов, людей - (понятийности), они творчески структурируют их – блок ЭГО. Как истинные экстраверты-практики подключают из памяти теоретические наработки и навыки, обобща-ющие теории, временные составляющие процессов, для того, чтобы продемонстрировать соблюдение технологических приемов при достижении конечного результата – блок ИД. Когда же заместитель директора компании в наполеоновской манере, акцентируя внима-ние на цифровых, экономических показателях, результатах производственного процесса, указывает на свою роль и заслуги…, единомышленники очень даже понимают его – блок С.ЭГО. В свободную минуту слегка подшучивают на эту тему, ибо в подобных ситуациях каждый из них не забывает напомнить и о своем вкладе. Они прекрасно оценивают его и свою роль в получении конечного продукта. Но вот что с трудом воспринимают все пяте-ро, так это привнесение в их практику назидательных речей этической направленности, не имеющих конкретного отношения к их практической производственной деятельности – блок С.ИД.
При решении задач иного рода наша группа инженеров-строителей проявляет себя нес-колько по иному. Ведь сдвигаются акценты, семантика. И причина этого – индивидуаль-ная наполненность их психических функций, а отсюда и их индивидуальная особенность при подходе к  решению. Но, вне сомнения, эти подходы также имеют общие закономер-ности, свойственные рефлекторике ИЛЭ.
Таким образом, психологическое проявление дополняемых психических функций (блоков) в каждый данный момент, из-за локальности этой проявленности, наблюда-ется напрямую, а действие общего типа видно лишь «с высоты птичьего полета», при интегральном подходе. Локальное проявление в этом случае с полным основанием можно назвать «ситуационно-доминантным», а отношение к нему у В.В.Гуленко, судя по статье, может превратиться в незаслуженно акцентированное.

Роль полярностей в выделении подтипов.
     
     При выделении подтипов их автор оперирует некоторыми парами семантических полярностей. Но откуда их корни? До сих пор логически стройного ответа на этот вопрос в соционической литературе не существует, несмотря на мои неоднократные попытки восполнить этот пробел на семинарах и конференциях.
А ответ кроется в логически внимательном прочтении проявленности психологических осей (дихотомий).
Все оси, кроме оси «рациональность/иррациональность», как правило, уже имеют свою общепринятую трактовку. Российская Академия Наук в 1995 году объявила такое состоя-ние скандальным. И до сих пор общепринятого выхода из положения не найдено.
Но ключик для открытия ларчика, оказывается, все-таки имеется у соционики. Закон перемены демонстрируемой семантики, как и оси, действует в том случае, если в блоках модели А совместно работают определенные функции. В случаях, если в комплементар-ных парах работают функции ощущения или мышления, проявляется одна их семантика и функции имеют одни знаки. А в случаях, когда в парах эти функции смешаны, проявляет-ся другая семантика и функции меняют знаки на противоположные. В каждом отдельном случае все зависит от того, информацию какой модальности обрабатывает  конкретная функция (участок коры головного мозга) человека, а это еще не достаточно исследован-ная, в том числе и лингвистическая, задача, на которую на семинарах обращает внимание В.Д.Ермак. Ведь «не только возможно, но даже вероятно, что одна и та же область коры в зависимости от разносторонних связей с периферией тела может служить одновременно для различных функций[5]». Важно и какая напарница у нее и в каком блоке модели А находится эта пара, т.е. имеет значение и еще одна дополнительная блоковая акцентуа-ция психологических проявлений работы этих функций. В результате, мы оперируем ог-ромным количеством семантических проявлений и нюансов, заданных и структурирован-ных в модели А. Этого достаточно, чтобы объяснить любые реальные психологические проявления, в том числе и предлагаемые автором и его последователями - подтипные. 
Особенная заслуга в выделении этого реально существующего ряда психологических дихотомий принадлежит Г.Р.Рейнину, но сделал это он без привязки этих признаков к модели А, подводя под это сухие математические выкладки. В этом же направлении сле-дует и мысль Т.Н.Прокофьевой, когда она в своей статье рассматривает такие глубокие философские категории из этого дихотомического ряда как «порядок» и «хаос»[4]. Но, к сожалению, здесь опять не учтена направленность (упорядоченность) смены семантики психических функций и их блоков в модели А, в зависимости от их различной совместной работы. А ведь речь идет о двух противоположных жизненных стилях, сосуществующих неразрывно. Стили - это примеры тех самых «психологических изомеров» - психологиче-ских типов, состоящих из одинаковых составляющих, но в различном порядке. В резуль-тате, в частности, получается, что блоки ЭГО, имеющие близкую структуру,  хотя и отве-чают за личный порядок и понимание, но имеют семантически противоположные оттенки. В своей статье [2] я привожу доводы, что ряд дихотомий Г.Р.Рейнина представляет собой, в целом, особенности семантики психологических проявлений под общим названием «рациональность/иррациональность», относящиеся, соответственно, к первой-третьей и второй-четвертой квадрам социона. Это  уточнение необходимо для более строгого структурирования проявленной семантики в процессе тестирования и учета нюансов в межличностных отношениях.

Комбинаторно-дихотомический путь и усиление функций. 
 
И именно трех представителей подобных полярностей, которых с полным основанием можно приобщить к рядам Г.Р.Рейнина,  В.В.Гуленко берет в помощь для определения своих первых четырех подтипов:
- контактность/дистантность, как преобладание потребности в общении и потребность в дистанцировании;
- терминальность/инициальность, как способность доводить начатое дело до конца и неупорядоченность в вещах и делах;
-  коннективность/игноративность, как чувствительность к изменениям внешней среды и способность не обращать на это внимание;
Такой авторский подход к семантике психологических проявлений (эффектов) должен быть расшифрован.
Совершенно справедливо сам В.В.Гуленко сравнивает семантическую приблизитель-ность полярности «терминальность/инициальность» с простой конкретизацией привычной дихотомии «рациональность/иррациональность». А ведь допустимо рассматривать этот семантический вариант как частное проявление этой дихотомии. Но здесь автор подти-пов не связывает проявление этой полярности с конкретными психическими функциями, или их комбинациями. Его комбинации направлены по другому пути.
При рассмотрении психологического усиления пары функций (Е и Р), (I и F),
(L и R), (S и T) автор смело утверждает, что независимо от того, какое место в рамках социомодели эти пары бы не занимали, они формируют соответственно: доминантный,
креативный, нормирующий и гармонизирующий подтипы. Просматривается довольно простая неувязка. Что будет, если вдруг эти предложенные пары функций, или некоторые из них, возьмут да и изменят, как это было продемонстрировано выше, свои семантичес-кие акценты? Но из этих семантических джунглей есть выход.
Со своей стороны я бы хотел предложить читателям упростить задачу и посмотреть на эти четыре подтипа как на четыре базовых  блока модели А - ее психологические уровни: ЭГО, С.ЭГО, С.ИД, и ИД. Т.е., независимо от путей исследования, мы, надеюсь, сможем придти к общепринятому решению. Считаю, что в случаях тестового проявления рациона-льного или иррационального типа мышления (в предложенной мной интерпретации) гора-здо обоснованнее проявляется необходимость отнесения «подтипов» к своим базовым уровням. Надеюсь, В.В.Гуленко в описательной части своих  специальных тестов по опре-делению функциональных акцентуаций поведения (ФАП-1 и ФАП-2) прислушается к мо-им рекомендациям.
          В заключение следует отметить, что предложенные автором два пути обозначения психологических подтипов это вынужденная мера, которая зиждется прежде всего на кон-кретных теоретических пробелах при определении вариантов семантики дополняемых  психических функций. А ведь автор знаков психических функций и подтипов – одно и то же лицо. Оперируя зауженной семантикой функций, ему пришлось  пойти окольным пу-тем для восполнения как можно более полной картины психологических реалий. 

     Выводы.

     Думаю, что нам предложили недостаточно выверенное направление по определению проявлений подтипных психологических эффектов, которое ведет нас в естественно-длин-ный путь изысканий все новых и новых семантических нюансов понятийных обобщений и их комбинаций, относящихся, как выяснилось, к проявлению базовых закономерностей модели А.
Приведенные альтернативные соображения по поводу существования психологических
подтипов обоснованы многолетними авторскими опытами, наблюдениями, сравнениями, превратившимися в стройную систему, которая, к сожалению, иногда не совсем вписывае-тся в сложившуюся и отстаиваемую официальную соционическую теорию и практику.  Выходом из этого положения могла бы быть продолженная открытая полемика на страни-цах журнала «Соционика, ментология и психология личности», если мы действительно находимся на пути поисков научной истины.   

Л и т е р а т у р а:

Гуленко В.В. Теория подтипов: система DCNH. Ж-л «Соционика, ментология и психология личности» № 6 (75) за 2007г.
Пурик Ю.П. «Рациональность и иррациональность мышления человека. Обоснование дуальных отношений. Нетрадиционный подход». Интернет (временно). http://www.ukrbudcontract.com/purik/
Пурик Ю.П. «Афферентно-эфферентный синтез мозга человека и его модель. Тип информационного метаболизма организма». Интернет (временно).  http://www.ukrbudcontract.com/purik/
Т.Н.Прокофьева. «Пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что… или к философскому осмыслению значения колец и блоков модели А». Ж-л «Соционика, ментология и психология личности» № 3(66) за 2006г.
И.Губерман. «БЕХТЕРЕВ: страницы жизни», «Знание», Москва 1977г.

Локализация психических функций в мозгу


   

   И Д Е Т   З А П И С Ь
Консультация психолога-соционика Ирины Белецкой
Для тех, кто хочет лучше понять себя и разобраться в своей жизненной ситуации

Звоните +7 (925) 642-51-82

  Вверх
Центр соционики   О Центре  Услуги  Карьера    Вопрос/Ответ  Контакты    
 

Политика конфиденциальности


Copyright © 2006-2017 NewTraining.Ru